Что означает сухой закон

Сухой закон в Российской Империи и СССР

Первые попытки борьбы с главным «русским пороком» были предприняты еще в досоветские времена.

Оригинальные эксперименты в этой области проводил еще Петр Первый, «награждавший» любителей выпить чугунной медалью «За пьянство». Более радикальные меры были приняты Николаем II, который издал антиалкогольный указ в преддверии мировой войны – в 1914 году. Чтобы реализовать задуманное, императору пришлось преодолеть сопротивление Совета Министров и даже уволить несогласных.

Запрет коснулся в первую очередь крестьянства и других малограмотных слоев, поскольку продажа крепкого алкоголя сохранилась в элитных ресторанах. Тем не менее главная цель была достигнута: потребление спиртного на душу населения сократилось почти в 10 раз.

Как следствие снизился процент смертности от алкоголизма и других его последствий: психических заболеваний, самоубийств, хулиганства. Вместе с тем возросло число отравлений денатуратами и случаев обхода закона.

Что касается точных цифр, то в 1913-м на одного жителя приходилось 4,7 л потребления высокоградусных продуктов в год, в 1915 – всего 0,2 л, а в 1925 (уже после отмены запрета) – около 1 л. Однако стоит учитывать, что речь идет лишь об официально реализованном алкоголе: количество выпитого самогона и суррогатов в расчет не берется.

Антиалкогольную политику Николая II советская власть поначалу поддержала. Более того, за производство и продажу крепких напитков было установлено строгое наказание: 5-летнее тюремное заключение с конфискацией имущества. Однако в 1920-х власти смягчились: алкогольное производство и торговля были полностью восстановлены. В народе водку, выпускаемую в этот период, прозвали «рыковкой» в честь председателя СНК, одобрившего соответствующее постановление.

В последующие годы употребление алкоголя в стране непрерывно возрастало, достигнув к началу 80-х угрожающих цифр: 20 литров на душу населения в год.

По мнению медиков, после 25 литров начинается неизбежное самоуничтожение нации.

Чтобы не допустить катастрофических последствий, в 1985 году в СССР был введен «сухой закон», который продержался всего 2 года. Продажа спиртного в этот период осуществлялась в строго отведенные часы: с 14 до 19.

Период масштабной антиалкогольной кампании запомнился советским жителям:

  1. Огромными очередями, давкой и драками у винно-водочных магазинов (говорят, что для некоторых покупателей поход за бутылкой стал смертельным).

  2. Массовыми прогулами работы и учебы с целью приобретения заветных литров.

  3. «Трезвыми» свадьбами с наполненными водкой чайниками.

  4. Вырубкой редких виноградных сортов в Крыму, Молдове и на Кавказе.

  5. Расцветом самогоноварения и употреблением непригодных в пищу спиртосодержащих жидкостей.

  6. Многочисленными анекдотами про Горбачева и «сухой закон».

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Пить советский народ не бросил, заменив «водку» и «бормотуху» суррогатами и техническими жидкостями (лаком, одеколоном, денатуратом, политурой и прочими ядами).

Сухой закон в Российской Империи

В 1914 году уже в преддверии и даже в начале Первой мировой войны, под давлением общественных патриотических сил, был издан царский указ о запрещении производства и продажи всех видов алкогольной продукции на всей территории России. Торговля алкогольными изделиями была прекращена с 19 июля 1914 г. в соответствии с заранее обусловленной (в мае того же года) нормой — на время мобилизации, а в конце августа продлена на всё время войны.

Крепкие алкогольные «напитки» продавали только в ресторанах. И, хотя, в ответ на указ появились многочисленные способы обхода закона, душевое потребление алкоголя снизилось более чем на порядок. И только в 1960-х годах — достигло уровня 1913 г. «Сухой закон» введенный в 1914 и отмененный в 1925 году действовал «по инерции» еще почти 40 лет.

По данным Большой Советской Энциклопедии, Госкомстата СССР, душевое потребление алкогольных «напитков»:

  • 1906-1910 гг. – 3,4 литра;
  • 1913 г. – 4,7 литра;
  • 1915 г. – 0,2 литра;
  • 1925 г. – 0,88 литра;
  • 1940 г. – 1,9 литра;

Исследования, проведенные фабрикантами и заводчиками показали, что уже на следующий (1915) год производительность труда повысилась на 9-13 %, а прогулы на 27-43 % снизились. Начиная с 1915 г. резко снизилось количество психических больных на почве алкоголизма, сократилось число хулиганских поступков и т. д.

Число психических больных на почве алкоголизма:

  • 1913 г. — 10267;
  • 1916—1920 гг. — единичные наблюдения.

Процент психических больных алкоголиков к общему числу поступивших в психиатрические больницы:

  • 1913 г. — 19,7 %;
  • 1915—1920 гг. — менее одного процента;
  • 1923 г. — 2,4 %.

Число арестованных в пьяном виде в Петербурге во втором полугодии 1914 г. сократилось на 70 %. Число вытрезвляющихся сократилось в 29 раз. Число самоубийств на почве алкоголизма в Петрограде упало на 50 %. Подобные же результаты были получены ещё по 9 губерниям России.

Число денежных вкладов в сберкассы увеличилось; прирост составил 2,14 млрд руб., против 0,8 руб. в прежние годы до запрета.

Наряду с положительными итогами, были и отрицательные, как-то тайное самогоноварение, потребление суррогатов, отравлений ими, нарушение закона отдельными заводчиками.

Несмотря на это, народ, в своей основной массе, горячо поддержал идею всеобщей трезвости. И в 1916 году, по инициативе членов Государственной Думы крестьян И. Т. Евсеева и П. М. Макогона, в Государственную Думу внесено законодательное предложение «Об утверждении на вечные времена в Российском государстве трезвости». В объяснительной записке к законодательному предложению авторы его пишут:

«Высочайше Утвержденным Положением Совета Министров 27 сентября 1914 года городским думам и сельским общинам, а Положением 13 октября того же года — и земским собраниям на время войны предоставлено было право запрещать торговлю спиртными напитками в местностях, находящихся в их ведении. Волею Государя право решения вопроса быть или не быть трезвости во время войны было предоставлено мудрости и совести самого народа. Сказка о трезвости — этом преддверии земного рая — стала на Руси правдой. Понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток.

Несмотря на пережитые потрясения, деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение, облегченный от тяжкой ноши — пьянства, сразу поднялся и вырос русский народ.

Да будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением.

Не полумеры нужны для этого, а одна решительная бесповоротная мера: изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе на вечные времена».

— А. Мендельсон. «Итоги принудительной трезвости и новые формы пьянства», Петроград, 1916 г., с. 52-53.

С приходом Советской власти борьба с алкоголизмом была продолжена. В декабре 1917 года Советское правительство продлило запрет на торговлю водкой. 19 декабря 1919 года СНК РСФСР принял постановление за подписью В. И. Ленина — «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ», предусматривающее строгие меры: не менее 5 лет тюремного заключения с конфискацией имущества.

26 августа ЦИК СССР и СНК СССР издали постановление о возобновлении производства и торговли спиртными напитками в СССР.

Где встречается[править]

Литератураправить

  • Чуть ли не самый известный пример: «Крёстный отец» Марио Пьюзо. К сожалению, доступный на сети русский перевод неточен, неадекватен и не полон. Хотя книга начинается в 1940-х, упоминается, что дон Вито Корлеоне, среди прочих преступных дел, промышлял и этим.
  • Великий Гэтсби — Гэтсби как раз занимается «отмывкой» алкогольных денег.
  • «Кровавая жатва» и другие книги Дэшиела Хэммета из серии об оперативнике из «Континенталя». Тема «палёного» спиртного и бутлегеров раскрыта неоднократно.
  • Лавкрафт в своё время весьма положительно воспринял это дело, хотя со временем понял, что толку чуть и ничего хорошего не выходит. Помимо всяческих агиток и публицистики, мэтр не прошёл мимо темы статьи и в своих прославленных рассказах. Так в «Случае Чарльза Декстера Варда» это пару раз обыгрывается почти в комическом ключе, когда бизнес местных некромантов принимают за попытки бутлегеров устроить нычку.

Киноправить

  • «Лицо со шрамом» — кодификатор фильмов о гангстерах времён сухого закона и вообще новаторское для своего времени кино.
  • «Ревущие двадцатые» (в советском прокате «Судьба солдата в Америке», 1939), ещё одна классическая гангстерская драма с Джеймсом Кэгни и Хамфри Богартом. История ветерана войны, который не смог найти работу и подался в бутлегеры. В отличие от мрачного «Лица со шрамом», фильм снят с некоторой ностальгией по недавнему прошлому, но конец всё равно плохой.
  • «Оскар», единственная по-настоящему смешная комедия Сильвестра Сталлоне, который именно обходом сухого закона и построил нехилую криминальную империю… не говоря уже о роскошном чикагском особняке.
  • «Однажды в Америке» — сценаристы приписали Лапше и K° изобретение тех самых поплавков с солью.
  • «Перекресток Миллера»
  • «Неприкасаемые» — о том, как Элиоту Нессу удалось посадить Аль Капоне.
  • «В джазе только девушки» — двое музыкантов вынуждены скрываться в женском ансамбле как раз потому, что стали свидетелями гангстерских разборок. В начале фильма также можно увидеть «спикизи-бар» во всей красе.
  • «Дежа вю» (1989) — Микита Ничипорук aka Мик Нич наладил экспорт самогона из Одессы-мамы в изнывающие от жажды Штаты.
  • «Самый пьяный округ в мире» — про бутлегеров эпохи сухого закона.

Мультсериалыправить

  • Симпсоны

    А в финале выясняется, что на самом деле закон в Спрингфилде продержался всего один день.

     — пародия. В одном из эпизодов выясняется, что в Спрингфилде до сих пор действует сухой закон. В город немедленно присылают ретивого агента Минфина США, который начинает бороться с алкогольной мафией («Будете заниматься контрабандой героина, и только его!»), «Таверна Мо» превращается в спикизи, а Гомер становится сначала бутлегером, а потом и самогонщиком.

Комиксыправить

«Tintin в Америке». Главный герой «приключается» в США как раз таки в 1931 году. В качестве одного из антагонистов появляется и Аль Капоне собственной персоной.

Веб-комиксыправить

«Lackadaisy» — действие происходит в Сент-Луисе 20-х годов, и вращается вокруг доживающего последние дни спикизи.

  • Mafia: The City of Lost Heaven.
  • Omerta: City of Gangsters — симулятор злодея с хорошей репутацией в эпоху «ревущих двадцатых». Характерными особенностями являются деление денег на «чистые» (добываются к примеру продажей спирта через аптеки) и «грязные» (всё та же подпольная продажа алкоголя, но не только), а также необходимость заботы о репутации путём обустройства различных благотворительных заведений.
  • Legal Crime (у нас издавалась как Чикаго, 1932: Дон Капоне) — стратегия. Бои между семьями за контроль над городом. Отличалась оригинальной экономикой (доход приносил рэкет и устройство в контролируемых заведениях нелегального бизнеса, в т. ч. тех самых спикизи).

Литература

  • Behr, Edward. (1996). Prohibition: Thirteen Years That Changed America. New York: Arcade Publishing. ISBN 1-55970-356-3.
  • Blumenthal, Karen. (2011). Bootleg: Murder, Moonshine, and the Lawless Years of Prohibition. New York: Roaring Brook Press. ISBN 1-59643-449-X.
  • Burns K., Novick L. (англ.)русск. (October 2011), , PBS, ISBN 978-1-60883-430-3, OCLC
  • Burns, Eric. (2003). The Spirits of America: A Social History of Alcohol. Philadelphia: Temple University Press. ISBN 1-59213-214-6.
  • Clark, Norman H. (1976). Deliver Us from Evil: An Interpretation of American Prohibition. New York: W. W. Norton (англ.)русск.. ISBN 0-393-05584-1.
  • Dunn, John M. Prohibition. Detroit: Lucent Books, 2010.
  • Hopkins, Richard J. «The Prohibition and Crime». North American Review (англ.)русск.. Volume: 222. Number: 828. September, 1925. 40-44.
  • Kahn, Gordon, and Al Hirschfeld. (1932, rev. 2003). The Speakeasies of 1932. New York: Glenn Young Books. ISBN 1-55783-518-7.
  • Kavieff, Paul B. (2001). «The Violent Years: Prohibition and the Detroit Mobs». Fort Lee: Barricade Books Inc. ISBN 1-56980-210-6.
  • Kobler, John. (1973). Ardent Spirits: The Rise and Fall of Prohibition. New York: G. P. Putnam’s Sons. ISBN 0-399-11209-X.
  • Kyvig, David E. Law, Alcohol, and Order: Perspectives on National Prohibition Greenwood Press, 1985.
  • Kyvig, David E. Repealing National Prohibition. Chicago: The University of Chicago Press (англ.)русск., 1979.
  • Lawson, Ellen NicKenzie (2013). Smugglers, Bootleggers, and Scofflaws: Prohibition and New York City. Albany, NY: State University of New York Press. ISBN 978-1-4384-4816-9.
  • Lerner, Michael A. (2007). Dry Manhattan: Prohibition in New York City. Cambridge, MA: Harvard University Press. ISBN 0-674-02432-X.
  • Lender, Mark, ed. Dictionary of American Temperance Biography Greenwood Press, 1984.
  • Lusk, Rufus S. «The Drinking Habit». Annals of the American Academy of Political and Social Science. Volume: 163. Prohibition: A National Experiment. September, 1932. 46-52.
  • McGirr, Lisa. (2015). The War on Alcohol: Prohibition and the Rise of the American State. New York: W. W. Norton (англ.)русск.. ISBN 0-393-06695-9.
  • Meyer, Sabine N. (2015). We Are What We Drink: The Temperance Battle in Minnesota. Champaign, IL: University of Illinois Press. ISBN 0-252-03935-1.
  • Miron, Jeffrey A. (англ.)русск. and Zwiebel, Jeffrey. «Alcohol Consumption During Prohibition». American Economic Review (англ.)русск. 81, no. 2 (1991): 242-247.
  • Murdoch, Catherine Gilbert. (1998). Domesticating Drink: Women, Men, and Alcohol in America, 1870–1940. Baltimore: Johns Hopkins University Press (англ.)русск.. ISBN 0-8018-5940-9.
  • Okrent, Daniel. (2010). Last Call: The Rise and Fall of Prohibition. New York: Scribner. ISBN 0-7432-7702-3. OCLC 
  • Peck, Garrett (2011). Prohibition in Washington, D.C.: How Dry We Weren’t. Charleston, SC: The History Press. ISBN 1-60949-236-6.
  • Peck, Garrett. (2009). The Prohibition Hangover: Alcohol in America from Demon Rum to Cult Cabernet. Piscataway, NJ: Rutgers University Press. ISBN 0-8135-4592-7.
  • Pegram, Thomas R. (1998). Battling Demon Rum: The Struggle for a Dry America, 1800–1933. Chicago: Ivan R. Dee. ISBN 1-56663-208-0.
  • Rumbarger, John J. Profits, Power, and Prohibition: Alcohol Reform and the Industrializing of America, 1800–1930, State University of New York Press, 1989.
  • Sellman, James Clyde. «Social Movements and the Symbolism of Public Demonstrations: The 1874 Women’s Crusade and German Resistance in Richmond, Indiana» Journal of Social History (англ.)русск.. Volume: 32. Issue: 3. 1999. pp 557+.
  • Sinclair, Andrew. Prohibition: The Era of Excess 1962.
  • Timberlake, James. Prohibition and the Progressive Movement, 1900–1920 Harvard University Press, 1963.
  • Tracy, Sarah W. and Acker, Caroline J. Altering American Consciousness: The History of Alcohol and Drug Use in the United States, 1800–2000. University of Massachusetts Press (англ.)русск., 2004
  • Walsh, Victor A. «‘Drowning the Shamrock’: Drink, Teetotalism and the Irish Catholics of Gilded-Age Pittsburgh,» Journal of American Ethnic History vol. 10, no. 1-2 (Fall 1990-Winter 1991): 60-79.
  • Welskopp, Thomas. «Bottom of the barrel: The US brewing industry and saloon culture before and during National Prohibition, 1900–1933». «Behemoth – A Journal on Civilisation (нем.)русск.». Volume: 6. Issue: 1. 2013. 27-54.
  • Willing, Joseph K. «The Profession of Bootlegging».  (англ.)русск.. Volume: 125. Modern Crime: Its Prevention and Punishment. May, 1926. 40-48.
  • Waters, Harold. (1971). Smugglers of Spirits: Prohibition and the Coast Guard Patrol. New York: Hastings House. ISBN 0-8038-6705-0.

Предпосылки к вводу сухого закона в США и его принятие

Несмотря на то, что Америка по меркам истории — молодая страна, она пережила несколько общественных эволюционных сдвигов. Один из них пришёлся на последнюю четверть XIX столетия, когда традиционный англо-саксонский облик общества начал стремительно меняться под влиянием новой волны европейских иммигрантов, особенно итальянцев и испанцев. Они привнесли в общество много нового, в том числе и привычку жить весело, раскованно, в том числе с обилием выпивки.

Многие люди в консервативном американском обществе не приняли этого, считая, в частности, что «падение нравов» обусловлено ростом питейных заведений — салунов.

Появился целый ряд партий и политических движений консервативного толка, ратующих за ограничение потребления алкоголя, а то и за полный его запрет. В частности, движение «Антисалунная Лига», весьма влиятельное в ряде штатов, объявило своей конечной целью введение сухого закона. Это заявление прозвучало в 1913 году, а ещё через три года «сухими» стали уже почти половина американских штатов.

Но настоящий «зелёный свет» для сухого закона в масштабах всей страны возник после принятия в декабре 1917 года знаменитой 18-й поправки к американской Конституции. Она являлась законодательным фундаментом для подписания «Сухого закона».

Интересно! Американцы крайне бережно относятся к своему Главному закону. Если не считать Билль о правах, они вносили изменения в Конституцию всего 17 раз! Две из этих 17 поправок касаются сухого закона, причём вторая из них, 21-я, просто отменила действие 18-й. И это — уникальный случай, когда в стране отменялась уже принятая ранее поправка.

Сухой закон (Prohibition in the US) вступил в действие после ратификации 18-й поправки, в ночь с 16 на 17 января 1920 года.

Нужно сказать, что в те времена, да и сейчас, не смолкают голоса циников, утверждающих, что сухой закон приняли не столько с целью улучшения «морального здоровья нации», сколько из-за сугубо экономических причин. В те годы на мировом рынке резко повысилась стоимость пшеницы, не в последнюю очередь по причине краха Российской империи. Продавать зерно стало гораздо выгоднее, чем перегонять его на спирт, о чём хорошо знали деловые круги США.

Кроме того, Америка стремительно индустриализировалась, ей нужна была целая армия молодых рабочих. Желательно, чтобы они были трезвенниками.

Впрочем, фактом остаётся лишь одно: «Сухой закон» объявили во всех штатах, и власти приступили к его выполнению.

Предусмотрено ли уголовное наказание за выгонку самогона

Закон предусматривает наказание по пункту 1 статьи 271 УК за незаконную продажу алкоголя. По сути дела, это не ответственность за самогоноварение. Для себя вы можете производить любое количество домашнего алкоголя любого качества, а также употреблять этот напиток в любых количествах. Здесь вас ограничивают не статьи Уголовного кодекса, а лишь собственные представления о нормах пития.

Более того, самогоноварение по-прежнему является популярным хобби, особенно среди сельского населения. Самогонные аппараты приобретаются через интернет, изготавливаются кустарным способом. Наказание в этом случае только одно: похмелье. Ответственность за самогоноварение наступает:

если самогон производится на продажу

Совершенно неважно, происходит реализация из-под полы, например, односельчане знают, что у вас всегда «есть» и приходят, чтобы приобрести бутылочку, или через торговые точки по предварительному сговору с владельцем или продавцом;
если горячительный напиток продается в особо крупных размерах. Масштабы такой деятельности, как самогоноварение, оцениваются в национальной валюте: доход должен составлять свыше 1,5 миллионов рублей.

Именно сумма в 1,5 миллиона является разделом между административной и уголовной ответственностью. Самогоноварение и незаконная реализация алкоголя будут подпадать под суровое наказание статьи 171 именно после преодоления этого порога. Пункт 1 статьи 171 предусматривает такое наказание за самогоноварение (и продажу домашнего или кустарно изготовленного алкоголя):

  • штраф. Размер штрафа за самогоноварение может достигать 300 тысяч рублей или 2-годичного среднего дохода незадачливого изготовителя крепкого напитка;
  • другое наказание, которое предусматривает статья за самогоноварение, — исправительные работы, которые могут длиться немалое количество времени, — до 480 часов;
  • еще более суровое наказание — это лишение свободы на срок до полугода.

Факт того, что самогон производился на продажу, необходимо доказать. При этом недостаточно выявить наличие самогонного аппарата. Для этого полиции необходимо произвести контрольную закупку.

Обманчиво впечатление от того, что наказание за производство самогона и его продажу довольно мягкое. Силовики могут квалифицировать самогоноварение не только по пунктам статьи 271. Могут быть применены положения статьи 238. Она предусматривает наказание не только за самогоноварение, продажу и транспортировку самопального алкоголя, но и за то, что самогон низкого качества нанес или мог нанести серьезный вред здоровью покупателей.

Народ и сухой закон

Возможно, главной причиной того, что эксперимент с запретом продлился так долго, оказалось его паршивое исполнение. Американскому подполью понадобилась пара лет, чтобы наладить бесперебойную поставку алкоголя, и после этого воздержания народ начал пить почти так же, как до запрета. Саботаж сухого закона начал принимать национальный характер. Зачастую местные политики намеренно принимали постановления, призванные вставить палки в колеса федералам и упростить работу бутлегеров. Внезапно алкоголь стал новым модным мужским хобби: рецепты и их обсуждение потеснили секс и спорт в качестве тем для бесед.

Поражает статистика несоблюдения закона по штатам. Сколько именно людей так или иначе нарушали сухой закон? Если в Канзасе и Юте — всего 5%, в Теннесси — 10%, а в Огайо — 20%,  то в Нью-Йорке — 95% , Массачусетсе и Род-Айленде — 75% и 80% соответственно. А в регионе Сан-Франциско 85% населения просто наплевали на запрет. Фактически, 31 штат из 48 нарушал сухой закон чуть ли не открыто.

Чтобы вмазать, народ начал придумывать безотказные схемы потребления. В моду вошли места, где можно спокойно хлопнуть из фляжки и быстро сбросить ее в случае полицейского рейда. Танцзалы, стадионы и личный автомобиль стали стойко ассоциироваться с выпивкой. Появились специальные кафе, «Speakeasies», которые предоставляли кофе, чай и газировку. В напитки добавлялся бурбон, и посетители были готовы отваливать за такие чаепития большие деньги. Неудивительно, что после запрета американское студенчество начало пить намного больше и чаще прежнего. Примечательно, что чем престижнее был университет, тем сильнее там пили. Это относилось и к преподавателям. Элитные Гарвард и Принстон славились как места максимальной концентрации пропойц.

Типичное «Speakeasy»

Золотыми жилами стали безалкогольное пиво (из которого «забывали» убрать алкоголь) и так называемый moonshine, сельское народное самогоноварение. Самогонные аппараты в американской глуши и ранее были хорошо припрятаны от правительства, а с принятием закона вообще стали источником прекрасных доходов. Селяне, гнавшие муншайн, образовали что-то вроде отдельной субкультуры, не лишенной романтики. Фильмы вроде «Самого пьяного округа в мире» и многочисленных документальных лент дают неплохое представление о самогонщиках. Короче говоря, гнали и пили в стране едва ли не все.

Самогонные аппараты, конфискованные полицией

Вывод

В 2015 году в интервью «Комсомольской правде» Михаил Горбачев признал ошибки свои и тех, кто вводил «сухие» законы:

— Да, не надо было торговлю закрывать и провоцировать самогоноварение. Надо было все делать постепенно. Не топором по голове. <…> Антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась. Это перехлесты с закрытием магазинов, особенно в Москве. Огромные очереди. Рост самогоноварения. Сахар пропал из магазинов. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом.

История повторяется, а вместе с ней ошибки и печальная статистика. Как мы видим, сегодня регионы вновь вводят «сухие законы», ограничивают время и места продажи алкоголя, ужесточают законодательство. Но может быть стоило бы оглянуться назад и сделать выводы?

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий